Оружейный экспорт: границы роста


Источник: Фото: ТАСС/Марина Лысцева

Американский журнал National Interest сообщил о претензиях Индии к российским истребителям МиГ-29 и Су-30МКИ. Очередная информационная кампания совпала с возобновлением попыток Нью-Дели выбрать перспективный истребитель, фактически возобновив тендер MMRCA. Новый виток соперничества за индийский рынок характеризуется высочайшей информационной активностью американцев и, очевидно, потребует изменений российского подхода к продвижению своего оружия за рубежом. Iz.ru изучил возможные меры противодействия.

Палубный истребитель-бомбардировщик МиГ-29К.
Источник: http://www.sokolplant.ru/

Развитие под давлением

Обстановка на мировом рынке вооружений и военной техники сегодня характеризуется в первую очередь беспрецедентным давлением, оказываемым США на потенциальных покупателей российского оружия. Среди основных способов давления можно выделить следующие:

1. Прямое политическое воздействие на зависимые от США государства с угрозой лишения военной, экономической и иной поддержки в случае необходимости. Отмечается, в частности, в странах Персидского залива, Турции и ряде других. Частным случаем этой практики является угроза отказа от ранее согласованных оружейных контрактов.

2. Активная информационная кампания, направленная на создание негативного образа российского оружия у потенциальных покупателей. Используется в Индии и ряде других стран, где состояние информационного поля оказывает влияние на публичную политику, в частности, в сфере военно-технического сотрудничества, а также и в качестве инструмента воздействия на умозаключения специалистов и экспертов из других стран.

3. Санкционное воздействие на российских производителей техники и вооружения, угроза применения санкций к лицам и организациям, сотрудничающим с российской «оборонкой». Серьезно осложняет финансовые расчеты как в процессе поставок, так и при дальнейшем техническом обслуживании техники и любом ином коммерческом взаимодействии.

Источник: © Марина Лысцева/ТАСС

Эти методы применяются как по отдельности, так и в сочетании и хотя не всегда эффективны, но имеют свой эффект — в последние годы российский военный экспорт почти перестал расти.

В ряде случаев руководство стран, чувствующее стратегическую важность своих государств для США, позволяет себе известные вольности — подобно Турции, министр обороны которой выразил уверенность, что покупка С-400 у Москвы не повлияет на договор с Вашингтоном о поставках истребителей F-35. В иных случаях от Москвы требуется изменение собственных подходов к партнерам по оружейным сделкам.

Время перемен

Изменения должны затронуть все направления, по которым на отечественных производителей, экспортеров и руководство страны давит Вашингтон, но в ряде случаев они назрели независимо от позиции США и давно.

Проще всего дело обстоит с санкциями — iz.ru уже рассказывал о контрмерах, принимаемых в сложившейся обстановке, однако санкции составляют лишь часть арсенала, используемого против российских производителей.

Наиболее простым (вместе с тем, учитывая характерные психологические черты ряда профильных руководителей, и наиболее сложным) является противодействие западной информационной кампании. За последние 10 лет Россия продемонстрировала способность активно продвигать собственную информационную повестку даже в неблагоприятных условиях, и отсутствие активной информационной политики в сфере ВТС подчас удивляет. В первую очередь речь идет о воздействии на продвижение западных боевых систем. По неизвестным причинам в рамках маркетинга российской военной техники практически не ведется распространение негативной информации о конкурентах западного производства, в то время как негатив о российских системах вооружения публикуется активно и регулярно.

Истребитель Dassault Rafale на демонстрационных полетах Aero India — 2017.
Источник: Abhishek N. Chinnappa / Reuters

Если брать в качестве примера ту же Индию, то по каждому из потенциальных конкурентов российских истребителей — по F/A-18, «Рафалю», «Тайфуну», F-35 — можно провести активную информационную кампанию, направленную на формирование и закрепление негативного отношения к этим машинам, при этом стоимость подобной кампании будет в разы меньше цены отдельно взятого истребителя.

При этом подобные кампании могут масштабироваться и дублироваться с повторным использованием ранее выпущенных материалов, учитывая, что поколения техники на рынке боевой авиации сейчас меняются редко и негативная информация о конкретном типе машин, появившаяся в 2012 году, условно, в латиноамериканской прессе, будет, за определенными исключениями, актуальна и в 2018-м для индийской прессы.

К сожалению, пока ситуация строго обратная — негативная информация о российских машинах распространяется в зарубежных СМИ куда чаще и активнее, чем о западных, что само по себе осложняет продвижение отечественных боевых самолетов на внешние рынки.

Другим напрашивающимся изменением должно стать применение гибкого подхода к продвижению отечественных вооружений в принципе. В настоящее время за редкими исключениями большинство отечественных систем рекламируется «от возможностей» — с упором на качество и характеристики продукта. Этот подход, справедливый для хорошей продукции сам по себе, не всегда оправдан с точки зрения эффективности привлечения внимания покупателя. Более эффективным могло бы стать продвижение «от потребностей», с презентацией систем вооружения исходя из известных условий, в которых находится потенциальный покупатель, и требований, которые предъявляют к импортному вооружению местные военные. Это с необходимостью диктует и большее разнообразие предлагаемых на экспорт модификаций, но подобный подход в итоге почти всегда оправдывается.

Наибольшей проблемой в итоге является возможная реакция на прямое политическое давление со стороны США и их союзников, лежащая, как правило, далеко за пределами возможностей «Рособоронэкспорта» и производителей оружия. Однако в случае действительно крупных оружейных контрактов и действительно важных отношений возможности России в лице ее госструктур не столь малы, как многим хотелось бы, при этом в ряде случаев Россия обладает куда большими посредническими возможностями по сравнению с большинством западных стран, как правило, жестко следующих общей политике НАТО.

Все названные меры так или иначе придется внедрять на практике — предотвращая дальнейшее замедление роста оружейного экспорта (и тем более его возможный спад). Вопрос заключается только во времени, которое потребуется на осознание этой неизбежности.

Илья Крамник

Share Button
You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Leave a Reply

Яндекс.Метрика