«Никогда не считал это шоу зашкварным». Александр Рогов о «Модном приговоре», импортозамещении и о том, как одеваются в России

Александр Рогов, который по итогам зрительского голосования был объявлен новым ведущим телепередачи «Модный приговор», стал гостем подкаста телеграм-канала «Антиглянец». В нём стилист рассказал о том, что думает по поводу своего нового назначения, о работе с Эвелиной Хромченко, об импортозамещении и уходе глянца из России.

О должности ведущего «Модного приговора»

В моих планах «Модного приговора» не было, и я о нём не думал никогда. Если бы мне кто-то несколько лет назад сказал, что я вдруг сяду в главное кресло и буду вести это шоу, я, наверное, не поверил бы. Это было всё очень внезапно, неожиданно, случайный звонок. Причём, когда мне предложили зайти в «Модный приговор», мне не сказали, в какую роль. Буквально за несколько дней до съёмок, которые дважды переносились, мне сказали, что меня будут пробовать на место ведущего. Я не знал, что это будет народное голосование, большой кастинг, сколько ещё будет людей.

Есть жанры. Моё шоу на СТС — это реалити, жанр «Модного приговора» — это ток-шоу. В целом в жанре реалити моё шоу на СТС лучшее, теперь в жанре ток-шоу лучшим шоу в нашей стране будет «Модный приговор». С моим появлением, конечно же. Ни в коем случае не хочу иронизировать по поводу этого формата. Понимаю прекрасно, что наши коллеги, возможно, считают «Модный приговор» зашкваром, я так не думаю и никогда так не считал. Оно просто чуть более театрализованное, чем те форматы, которые не телевидении привык делать я. Но я давно хотел оказаться в формате, в котором я только ведущий. И «Модный приговор» стал таким форматом, я буду его просто вести. Я не буду участвовать в разработке, кастингах, преображениях. Я конферансье и ведущий. 

Александр Рогов
Александр Рогов/Фото: alexandrrogov/Instagram*

О поддержке со стороны Александра Васильева

Я глазам своим не поверил. Я зачем-то полез читать комментарии под постом «Модного приговора» в запрещённой сети и увидел комментарий Александра Васильева, который меня акцептирует. Это было приятно, удивительно, неожиданно. Я не ожидал, что он поддержит мою кандидатуру. Это мне придало сил, я был польщён. 

Об Эвелине Хромченко

Важно сказать про акцептирование не только Васильева, но и Эвелины, потому что мне было несколько конфузно встречаться с ней на съёмочной площадке, потому что с ней мы тоже глобально не знакомы, не пересекались в плоскости модной никогда и вообще как будто бы были по разные стороны баррикад. Мне было важно, как она будет себя вести на площадке. Было всё хорошо, Эвелина даже разрешила мне с ней шутить и даже к ней обращаться. Она суперпрофи, она не пишет себе тексты заранее, как и я. Всё, что она говорит, — из головы.

Об импортозамещении

Пару лет назад, когда мы все услышали слово «импортозамещение», я смеялся и говорил, что этого не случится. Сейчас, спустя пару лет работы на мейковерах, я понимаю, что в сегменте мидл- и массмаркет импортозамещение случилось очень даже неплохое. У нас есть условный Lime, у нас есть условные бренды Melon Fashion Group, начиная с Zarina и заканчивая Love Republic, Befree. В целом мы там находим ровно то же самое, что раньше находили, зайдя лишь в Zara и H&M. Сегмента люкс, конечно, у нас нет, и я, как потребитель люкса, грущу. 

Александр Рогов
Александр Рогов/Фото: alexandrrogov/Instagram*

Об уходе глянца из России

Я, на самом деле, очень грущу оттого, что целого пласта интеллектуального, культурного не стало. Несмотря на то что меня глобально не жаловали, условный последний выпуск журнала GQ вышел с публикацией обо мне. То есть меня под занавес наконец включили в «самых стильных людей». Мне грустно, что этого нет, это важная часть культуры. Мода — это не только торговля пальто, пуховиками, кофтами и носками, это что-то большее. И пока в нашей стране индустрия моды будет про торговлю, а не про культуру, так у нас всё дальше и будет. Если вдруг кто-то сверху поймёт, что мода — это составляющая культурного пласта, тогда, наверное, у нас и Неделя моды классная будет. 

О том, как одеваются в России

Я считаю, что люди должны одеваться так, как они хотят. Если кто-то хочет ходить в дырявом вонючем носке, это право этого человека. Я встряну только тогда, когда человек придёт ко мне и попросит помощи. Я не считаю, что в нашей стране хуже всего одеваются. Я считаю, что за последние годы — возможно, частично с моей помощью — люди стали одеваться лучше и лучше стали жить, потому что после пандемии все обратили внимание на то, где они находятся. У нас как будто не развивается индивидуальность, потому что когда-то мы были страной, в которой нельзя выделяться, и сейчас, имея бежевый тренч, мы должны пойти дальше к поиску своей индивидуальности. Я рад, что это происходит.

*Instagram принадлежит Meta, признанной в РФ экстремистской организацией

Share Button
You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Leave a Reply

Яндекс.Метрика