Бывшего министра Михаила Абызова приговорили к 12 годам лишения свободы за хищение 4 миллиардов рублей

Идеи трансгуманизма присутствовали в человеческой культуре на протяжении всей истории: впервые слово «transhumane» использовал Данте Алигьери в «Божественной комедии» (1312 г.). В современном смысле это слово встречается впервые только у биолога-эволюциониста Джулиана Хаксли в его работе «Религия без откровения» (1927 г.). Одна из ключевых целей трансгуманизма заключается в том, чтобы отдалить, а по возможности, отменить смерть живого существа. Одна из технологий, которая сейчас развивается для того, чтобы решить эту задачу, — называется крионика. О нашумевших разработках в крионике, единственной криофирме в России и их основателях PREMIER выпустил документальный фильм. А мы решили встретиться с одним из основателей этой фирмые и популяризатором крионики — известной трансгуманисткой Валерией Прайд.

Валерия Прайд
Валерия Прайд

Валерия, давайте дадим самое точное определение крионике. Что это?

Крионика — это технология, созданная для того, чтобы заморозить человека или животное с целью перенести их в будущее и оживить. Крионика базируется на различных науках и подходах: например, на достижениях криобиологии, нанотехнологий (область фундаментальной и прикладной науки и техники, прим.ред), достижениях сканирования и симуляции мозга в цифровом пространстве. 

Основная задача крионики на сегодняшний день — разработать как можно более бережный алгоритм заморозки тела объекта и сохранить его в таком же состояния до того момента, когда технологии позволят обратить криозаморозку. Например, когда появится клеточный ремонт, чтобы привести в порядок каждую клетку человека и реанимировать его. А если сможем оживить, то и вылечить тоже. Вот такая у нас благая цель. 

Какие достижения существуют в тех научных направлениях, на базе которых существует и развивается крионика?

Вы знаете, последние 10 лет были прорывными! Очень долгое время крионика была лишь мировоззренческой концепцией. Когда Роберт Эттингер, родоначальник крионики, писал об этом книгу («Перспективы бессмертия», 1962 г., прим.ред), то в ней он отразил только философский подход, точку зрения религии, этики на идею крионирования, но научного базиса предоставить не мог — технологии еще не были такими развитыми. 

Я перечислю несколько экспериментов. Может быть вы знаете, что очень мелкие животные прекрасно замораживаются и размораживаются: червячки нематоды могут лежать несколько часов в жидком азоте, а после разморозки быстро ползают. Ученые решили проверить, сможет ли живое существо после разморозки что-то помнить? Для этого они сначала научили группу нематодов проходить по лабиринту, а потом их заморозили. После разморозки оказалось, что 95% процентов червяков помнили, как проходить лабиринт. Так они показали, что память можно сохранить хотя бы в таком варианте. 

Параллельно с этим проходил эксперимент по заморозке печени свиньи — это довольно большой орган, весит примерно 200 грамм. Заморозили его идеально, но разморозить без вреда для органа очень долго не могли. К процессу присоединилась американская группа ученых, которая догадалась добавить в криопротектор (жидкость, которой промывают органы перед заморозкой, прим.ред) наночастицы. Провели перфузию (метод подведения и пропускания крови, кровезамещающих растворов и биологически активных веществ через сосудистую систему органов и тканей организма, прим.ред), снова заморозили при сверхнизкой температуре -130º, а размораживать стали с помощью индуцированного переменного электромагнитного поля. В этом переменном поле наночастицы начали быстро-быстро дрожать, разогреваться. В итоге получилось одинаковое нагревание в каждой точке. 

Потом была отдельно заморожена, разморожена и пересажена почка крысы. Она работала какое-то время, с погрешностями, но тем не менее. Через месяц этот эксперимент повторили еще раз. То есть у ученых получилось создать технологию обратимости заморозки в разморозку для маленьких органов. Это считается proof of concept. Теперь нужно очень много работать, чтобы развить эту технологию. Возможно, для каждого органа нужен свой криопротектор, специальные установки. Одно дело нагреть маленький орган, а другое — все тело целиком. Я думаю, такая установка должна базироваться где-то около атомной станции, чтобы получать нужно количество энергии (смеется, прим. ред.). 

Окей, с технологиями обратимости заморозки понятно — мы еще на стадии размышления. Думали ли вы о плане адаптации человека, которого удачно разморозили и оживили?

При идеальной заморозке и разморозке все должно сохраниться: память, физическое состояние и так далее. Плана по реабилитации криопациента будущего пока нет, но об этом написана книга российского фантаста Юрия Никитина! Кстати, он наш клиент, у него есть договор на крионирование! Так вот, в этой книге Никитин рассказывает о девочке из будущего, которая стала главой отдела по реабилитации криопациентов. То есть то, что такой центр нужен будет — уже понимание есть. Как известно, все из фантастики переходит в действительность! (смеется, прим. ред).

И вообще мне кажется, что адаптация криопациента в будущем будет происходить гораздо проще, чем адаптация человека переехавшего из деревни в большой город. Ведь люди, мечтая о будущем представляют себе самые фантастические картины. 

Валерия Прайд
Валерия Прайд

Хочу обсудить с вами бессмертие. Человек на данном этапе своего развития не привык думать о бессмертии. Для нас это кажется чем-то недостижимым, тем, к чему наша психика не готова. У нас нет успешного примера перед глазами, а соответственно не на что опереться, поэтому для нас это абстрактная вещь. Как вы думаете, зачем человеку бессмертие и не теряется ли смысл повседневных вещей? Не станем ли мы ленивыми?

В начале вашего вопроса есть утверждение, которое я считаю неверным. Вы говорите, мы, люди, не привыкли к бессмертию. Большинство, наверное, да, но те, кто приходят к нам — они очень даже заточены на бессмертие. И более того, нам есть на что опираться. Уже сейчас доступны материалы о том, что бессмертны медузы, различные бактерии, есть очень долгоживущие животные. И люди, когда узнают об этом, думают «А мы-то что?». 

Можно еще также опираться на христианские идеи и мечты. Вообще-то говоря, все христианство построено на идее бессмертия. Просто там она мистическая, а у нас практическая. Но если человек не верит в это и ему не нужно, пусть не крионируется. К нам придут другие, сейчас количество запросов только растет. Удивительно, что много пожилых людей к нам обращаются, которые менее подкованы в современных технологиях. 

Далее. Вот вы говорите про лень. Я бы тут хотела сказать, что если у человека остается целеполагание, (а вещь эта, вообще химическая, можно выпить таблетку и придумать себе цель) то у нас будет мечта. Но дело в том, что бесконечность Вселенной гораздо больше, чем бесконечность отдельного человека. Если ты не реализуешь свою мечту, Вселенная-то все равно просто покатится дальше. Наши желания — это внутренняя вещь, химически управляемая. 

Но вообще, я считаю, все размышления о бессмертии на данном этапе — зловредны. Когда мы будем абсолютно бессмертными, мы будем совершенно другими и будем по-другому об этом мыслить. Сейчас надо думать о том, сможем ли мы прожить жизнь длинной в 200 или 500 лет? Вот если подумать, то наверное, сможем. 

Бессмертие — это все-таки философская величина, а вот радикальное продление жизни — более приспособленная к текущим реалиям идея. Я думаю, что люди, чем дольше будут жить, тем больше будут меняться. В этом основа концепции трансгуманизма. Мы будем менять свои тела, потому что мы захотим быть неуязвимыми, более умными, иметь дополнительные органы чувств. 

Что касается меня, то я совершенно не боюсь бессмертия — у меня дел столько, сколько бессмертие не вместит в себя. Как минимум, надо бороться с тепловой смертью Вселенной. А то опять все будет зря. 

Получается, что у трансгуманизма могут появится новые цели: например, сохранение человеческого тела на планете на тот период, когда она будет испытывать на себе очень высокие температуры?

Теоретически, да. Я сразу вспомнила сказку про «Семь подземных королей», там каждый из них просыпался в день своего правления (смеется, прим.ред).

Если серьезно, то я не боюсь недостатка ресурсов на Земле — технологии вполне справляются с этим. Сейчас голода быть не должно, у нас неправильное перераспределение. А людей много не бывает! Вообще-то, нам надо заселить солнечную систему. Поэтому, да, теоретически цели могут быть разные. Вспомните фильм «Искусственный разум». 

Да, но все же мы не в фильме живем. Сейчас люди не знают точно, сколько времени займет решение вопроса разморозки своего родственника, не знают, увидятся ли они с ним. Но все же испытывают надежду. 

Это называется вера в прогресс. Я не вижу причин, кроме глобальных катастроф, почему бы крионика не сработала. Ну, будут сначала не очень хорошие технологии, их начнут улучшать. Знаете почему? Потому что крионика не противоречит научному мировоззрению. В этой концепции нет чего-то такого, что было бы невозможно. Тут же нет магии. Речь идет об очень сложных технологиях. Давайте мысленно вернемся на 150 лет назад и скажем себе, что мы изобретем самолет, в котором 3 млн. деталей. Это Боинг. «Какие 3 млн. деталей?», — подумали бы вы — «Вот 4 колеса, паровой двигатель и клаксон. Это да». Но мы же учимся, работаем. Прогресс есть прогресс. 

У нас есть договор с женщиной, которая крионировала свою маму. Ей бы могло быть сейчас 101 год, она еще зенитчицей в войну была. Так вот, эта клиентка понимает, что на своем веку, скорее всего, она свою маму не увидит, но может в будущем получится. Поэтому и себя она тоже решила крионировать. 

И я не считаю это каким-то безумным оптимизмом. Это весьма обосновано. А вот глобальные катастрофы, да, перед ними мы бессильны. В этом плане есть интересные, пока что фантастические проекты по перемещению пациентов на Луну, на полюса Меркурия. Там есть кратеры, в которых -193º. Вот там можно хранить человеческие тела. Может быть какие-то разумные существа, типа октопоидов, смогут оживить человека. 

С чем тогда связан скепсис у научного сообщества?

С незнанием. Дело в том, что научное сообщество — это очень-очень много людей с разными специальностями. Какое может быть компетентное мнение у лингвиста о крионике? У физика, который занимается оптикой? А вот криобиологи все понимают, они все за! Вторая причина заключается в том, что всем некомфортно думать о смерти — это табу. 

Но есть феерическая статья на английском языке о том, почему в крионике все-таки есть смысл. Она меняет точку зрения самых скептически настроенных людей. Я всем предлагаю ее прочитать!

Валерия Прайд
Валерия Прайд

Что психологи говорят?

Мнения разделяются. Некоторые считают это крайне благотворным, когда у людей появляется надежда увидеть близкого — в этом случае не происходит разрушение человека. Состояние, когда нет надежды, и когда она есть, пусть даже маленькая — это два разных состояния. Многие психологи, например, онко, пробовали предлагать своим пациентам крионику, как решение их боли. 
Но есть и те, кто не поддерживают. Я стараюсь не слушать такие точки зрения. Пусть они занимаются своим. 

А с представителями церкви общались на эту тему? Многие же батюшки интересуются научными исследованиями. 

Говорила. Часть наших криопациентов — верующие или у них есть религиозные родственники. Так как у нас нет цели религиозной борьбы, то нет и конфликта. Если у нас просят крионировать мозг, а тело отдать для отпевания и захоронения — да пожалуйста. Священники всегда отпевают. 

У батюшек такой подход: если крионика не сработает, значит это такие экзотические похороны; а если сработает, а мы этого не узнаем, то значи отпеваем на всякий случай! (Смеется, прим.ред).

Реклама. ООО Премьер. Инн 9702011190.

Share Button
You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Leave a Reply

Яндекс.Метрика