Продай оружие: смогут ли Россия и Турция наладить сотрудничество

Как в дальнейшем будет развиваться военное сотрудничество двух стран

Контракт на поставку в Турцию зенитных ракетных систем С-400 может стать лишь первой ласточкой в случае, если двум странам удастся наладить полноценное сотрудничество в военной сфере. «Известия» разбирались в шансах Москвы и Анкары на стратегическое сближение.

Что происходит?

Необходимо отдавать себе отчет в том, что сложившаяся в отношениях двух стран ситуация довольно необычна и возникла в историческом масштабе недавно, на фоне событий последних 20 лет. Двигателем сотрудничества России и Турции стало разочарование руководства обоих государств в «западном выборе», усугубленное кризисом в отношениях Москвы с Брюсселем и Вашингтоном, а также неудачной попыткой свержения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана прозападным руководством вооруженных сил страны во время попытки переворота летом 2016 года.

Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Источник изображения: Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Эти события привели к резкому изменению конфигурации политических отношений. Между Россией и Западом фактически началась новая холодная война, чреватая крушением последних столпов стратегической стабильности, сформированных в послевоенный период. Отношения между Турцией и ЕС омрачены и неудачей многолетних попыток Анкары присоединиться к Евросоюзу, и противоречиями, регулярно возникающими по ряду различных вопросов — от подхода к соблюдению прав человека до проблем в энергетической сфере. Во многом схожие проблемы осложняют отношения Турции и США, и провалившаяся попытка переворота на фоне углубляющихся противоречий относительно перспектив разрешения ближневосточного конфликта отнюдь не добавила турецкому руководству симпатий к Вашингтону.

Расширение сотрудничества России и Турции с энергетической сферы на военную в этих условиях стало естественным шагом. Может ли он стать началом долгого пути?

ВТС: потепление от нуля

Вплоть до настоящего времени военно-техническое сотрудничество характеризовалось нерегулярностью и относительно небольшими объемами поставок не самой дорогостоящей техники. Из числа наиболее заметных сделок последних десятилетий можно вспомнить поставку вертолетов Ми-17 для турецкой жандармерии по контракту 1995 года, заключенное тогда же соглашение о поставке около 500 бронетранспортеров БТР-80 и контракт 2008 года о поставках ПТРК «Корнет». Ни одна из этих сделок не меняла картины в целом: Турция оставалась страной, ориентированной в военном сотрудничестве на Запад.

Нельзя сказать, чтобы Россия не предпринимала попыток укрепить свои позиции на турецком рынке: Москва участвовала и в вертолетном тендере, предлагая Анкаре Ка-50-2 (не путать с Ка-52!) — двухместную версию «Черной акулы» Ка-50 с посадкой пилотов друг за другом (а не рядом, как на Ка-52), и в тендере T-LORAMIDS  на поставку систем ПВО большой дальности, однако безрезультатно. В итоге основной «добычей» российских оружейников были сервисные контракты — на обслуживание названной выше техники, а также закупленного Турцией в других странах вооружения советского производства.

Российский вертолет КА-50-2 «Аллигатор»

Источник изображения: Фото: ТАСС/Михеев Алексей

Новый этап после известных событий 2015–16 годов был обозначен переговорами и последующим контрактом на поставку системы С-400. Анкара приобрела четыре дивизиона С-400 (батальона в западной терминологии) стоимостью около $2,5 млрд.

В силу своих масштабов, а также уровня передаваемой системы контракт имеет свои особенности, способные серьезно повлиять на развитие сотрудничества двух стран в дальнейшем. Назовем их:

— это первая крупная военная сделка России и Турции;

— первая поставка сложной современной системы, требующей углубления взаимодействия — с учетом необходимости тщательной подготовки достаточно большого числа военных и технических специалистов;

— в силу возможностей С-400 эта сделка открывает дорогу к созданию национальной системы ПВО Турции, способной объединить вооружения российского, западного, а в перспективе и собственного производства.

Дорога с двусторонним движением

Как может сотрудничество двух стран развиваться в дальнейшем? Для начала стоит выделить общие параметры, которыми оно может характеризоваться, и назвать цели.

Во-первых, в отличие от большей части других случаев, ВТС России и Турции может стать дорогой с двусторонним движением. В силу уровня развития технологий в России и Турции обе стороны могут выступать и импортерами, и экспортерами, передавая как готовые изделия, так и технологии.

Российская зенитная ракетная система большой и средней дальности С-400 «Триумф»

Источник изображения: Фото: ТАСС/Павлишак Алексей

Обе стороны могут быть заинтересованы в развитии совместных программ и проектов, в том числе с привлечением третьих стран. Наконец, и Москва, и Анкара проявляют интерес к сотрудничеству вооруженных сил, особенно после серьезного ослабления позиций прозападной фракции в военном руководстве Турции.

Цели сотрудничества вкратце можно свести к следующему:

— развитие оборонной промышленности обеих сторон через наращивание технологических возможностей, расширение рынка сбыта и номенклатуры выпускаемой продукции;

— улучшение взаимных отношений в ходе этого развития — за счет лучшего понимания возможностей и потребностей сторон и развития контактов на разных уровнях;

— укрепление безопасности в Черном море, Леванте, на Ближнем Востоке

Если говорить о конкретных потенциальных примерах сотрудничества в военной сфере, то начать стоит с военной авиации, где возможны серьезные перемены уже в ближайшее время.

С учетом затруднений с поставками F-35 для ВВС Турции и грозящим отказом от этих поставок со стороны США из-за решения Анкары закупить С-400, возможным вариантом становится закупка в России истребителей Су-35. При заключении крупного контракта (на 80–100 машин такого типа) становится возможным в том числе и трансфер технологий, включая передачу турецкой промышленности ряда работ по окончательной сборке, техническому обслуживанию, ремонту этих самолетов и их двигателей, а также производству комплектующих с постепенным ростом локализации.

В перспективе при желании Анкары возможно налаживание сотрудничества в создании истребителя пятого поколения для ВВС Турции на основе готовящегося к серийному производству в России истребителя Су-57 (Т-50). Эта машина вполне могла бы не только заменить F-35, но и удовлетворить стремление Турции к получению собственного боевого самолета — пусть и с поставками ряда зарубежных комплектующих.

Истребитель Су-35

Источник изображения: Фото: ТАСС/Лысцева Марина

В сфере ПВО, как уже сказано, поставка С-400 открывает дорогу к созданию интегрированной национальной системы противовоздушной обороны Турции, с активным привлечением турецкой промышленности. Со стороны России речь может идти о поставках дополнительного количества С-400, систем меньшей дальности действия, а также о совместных разработках средств ПВО, как это делалось, например, в случае с Южной Кореей — в интересах которой при участии концерна «Алмаз-Антей» был разработан ЗРК средней дальности KM SAM.

Существенный интерес для Турции могут представлять российские ракетные технологии, включая организацию совместной разработки ракетных систем по образцу «Брамоса» и кооперацию для экспорта в третьи страны.

В области военно-морской техники Россия может участвовать в обновлении подводного флота Турции, в том числе в форме совместной разработки дизельной субмарины нового поколения — с учетом фактического саботажа постройки подлодок типа 214 для ВМС Турции со стороны Германии.

Кроме того, российское вооружение может использоваться для совершенствования турецких боевых кораблей проекта MilGem, которые в настоящее время предполагается оснастить американскими противокорабельными ракетами «Гарпун», значительно уступающими по ТТХ современным российским образцам.

В свою очередь, Россия может быть заинтересована в ряде турецких разработок. В первую очередь — в сфере беспилотных аппаратов, где у Турции уже есть опыт и собственного производства и разработки БПЛА, в том числе — ударных.

В военно-морской сфере Москву могут заинтересовать турецкие катера, отличающиеся высокими характеристиками, а также опыт Турции в постройке универсального десантного корабля. Первый корабль этого типа — «Анадолу» — должен быть спущен на воду уже в следующем году. 

Российская промышленность и ВМФ может быть заинтересована в ознакомлении с проектом и постройки кораблей этого типа в России с участием турецкой промышленности.

Универсальный десантный корабль «Анадолу»

Источник изображения: Фото: youtube.com/Milli Savunma

Наконец, обе стороны могут развивать совместные проекты — как для собственных вооруженных сил, так и для экспорта в третьи страны.

Среди потенциальных объектов такого сотрудничества, реализуемых уже при текущем уровне отношений, можно выделить следующие:

— совершенствование и разработка сухопутной техники с учетом опыта ближневосточного конфликта;

— разработка морского патрульного/противолодочного самолета на базе российской платформы Ил-114;

— разработка и производство легкого реактивного боевого самолета на основе платформы Як-130;

— разработка и производство контртеррористических систем и других средств обеспечения безопасности

Уже в этом случае объемы сотрудничества могут составить многие миллиарды долларов, не говоря о возможных более крупных сделках.

Среда взаимодействия

Потенциал сотрудничества России и Турции в военной области для «Известий» оценил заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константин Макиенко. Он обратил внимание на то, что сотрудничество не должно ограничиваться типовым набором «энергетика, космос, оружие»:

— Мы должны говорить о создании среды для сотрудничества, которая позволит сделать его долгосрочным, закрепив наблюдаемый нами геополитический сдвиг. Это в первую очередь связи между людьми, позволяющие создать доверие. Необходимо обучение курсантов и студентов — причем как турецких в России, так и наших в Турции, по совместным программам подготовки. Создание совместных кафедр в ряде вузов, как технических, так и гуманитарных. Взаимодействие вооруженных сил — с совместными учениями, стажировками офицеров и так далее.

Заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий, член научно-экспертного совета при Комитете Госдумы РФ по обороне Константин Макиенко

Источник изображения: Фото: РИА Новости/Антон Денисов

Если говорить о технической стороне — мы должны воспринимать Турцию не как клиента и покупателя, а как потенциального партнера. Во многих областях она уже не сильно от нас отстает, это позволяет дополнять разработки друг друга. Конечно же, нам есть что взять в Турции, и эту возможность необходимо использовать. Если же говорить о продажах нашего оружия туда, то в первую очередь — это системы ПВО, которых у Турции нет, — отметил собеседник редакции.

Насколько реализуемыми окажутся эти перспективы — сказать пока сложно, однако можно заметить, что благоприятная среда для них есть. Во всяком случае, общие интересы Анкары и Москвы в сфере энергетического сотрудничества, с учетом отсутствия нерешаемых противоречий в политике, могут стать опорой для углубления связей двух стран. О том, что мир стоит на пороге перемен, говорят давно — почему бы им не выразиться и в такой форме?

Илья Крамник

Share Button
You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Leave a Reply

Яндекс.Метрика